Телефоны:
(4852) 25-75-65,
8 (910) 662-33-56

Лекция на тему «Правовое обслуживание организаций»

Лекция на тему

«Правовое обслуживание организаций»

(прочитана 21 декабря 2013 года на курсах повышения квалификации адвокатов Ярославской области)

Есть ли необходимость в обсуждении специфики обслуживания организаций адвокатом?

Такая необходимость есть. Адвокаты, в своей основной массе, не ведут или ведут периодически дела организаций и соответственно мало, кто из адвокатов обладает таким опытом. Так, по моему мнению, в Ярославской области, в настоящее время основная масса адвокатов занимается представлением интересов физических лиц. Адвокаты ведут уголовные дела и защищают граждан на следствии, в судах общей юрисдикции. Осуществляют представление интересов граждан по семейным, жилищным, земельным делам, по делам об ДТП. Этим занято подавляющее число адвокатов. Одни ведут только уголовные дела, другие только гражданские, а кто-то берется за любое дело. Конечно, адвокаты берутся представлять интересы предпринимателей, организаций, но в основном это проведение разовых дел в арбитраже или суде общей юрисдикции. Суммы таких дел могут быть велики, дела получают известность, но повторюсь, это разовое решение проблемы организации, а не постоянная поддержка. Не много адвокатов осуществляют постоянное правовое сопровождение хозяйственной жизни организации по отдельному договору на юридическое обслуживание. В итоге получается, что адвокаты практически нет представлены в такой категории юридического бизнеса как сопровождение бизнеса. Есть понятие «бизнес адвокатура», но почти нет самих «бизнес адвокатов». Сопровождение бизнеса, очень интересная тема отдана на «откуп» либо штатным юрисконсультам либо юридическим фирмам.

Адвокаты должны активнее осуществлять правовое сопровождение бизнеса. Так, из своего опыта работы могу заметить, что в крупных городах: Москве, С-Петербурге, Н-Новгороде, Екатеринбурге, Челябинске, Краснодаре, Перми,- дела многих крупных фирм, помимо собственных юристов, ведут постоянно адвокаты. И эта схема очень удобна и действенна.

В нашей области необходимо вводить такую практику, когда адвокат непосредственно и постоянно ведет дела организации, даже при наличии в ней своего юриста, юридического отдела.

Особенно бы хотелось отметить, что подобную работу адвокат должен брать только обладая определенными знаниями хозяйственной жизни организации, налогового законодательства. Он должен четко представлять место адвоката в работе крупных фирм, подчеркиваю, речь в данной работе идет об обслуживании крупных организаций, т.к. у небольших предприятий своя специфика. Зачастую в процессе работы с организацией возникают вопросы, которые требуют специальных знаний и опыта. В этом случае адвокат должен по согласованию с клиентом привлекать экспертов, других адвокатов, обладающих соответствующей практикой. Так я всегда привлекаю для решения вопросов своих доверителей-организаций, при необходимости, адвокатов, занимающихся в сфере земельного права, регистрации недвижимости, специалистов в сфере уголовного процесса.

Какой договор заключать на правовое обслуживание и какими нормативными актами регламентированы отношения между адвокатом и организацией?

Вопрос о том, какой договор заключать с клиентом, очень не прост, как кажется на первый взгляд. Это может быть договор «Возмездного оказания услуг» гл. 39 ГК РФ, может быть договор «Поручения» гл. 49 ГК РФ, не исключен и договор «Агентирования» гл. 52 ГК РФ, тем более, что согласно ст. 1011 ГК РФ, к договору агентирования применяются и нормы о договоре поручения. В зависимости от выбора договора буду различные права и обязанности сторон.

Конституционный суд РФ в своем Постановлении № 1-П от 23.01.2007. указывает, что «Одним из распространенных видов услуг, оказание которых регулируется главой 39 ГК РФ, являются правовые услуги». Таким образом, Конституционный Суд РФ счел, что договор между адвокатом и клиентом это договор возмездного оказания услуг. Подобной точки зрения придерживается и Высший Арбитражный Суд РФ, который еще в 28 сентября 1999 года в своем информационном письме за № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг» указал, что подобные договоры регламентируются ст. 779 ГК РФ «Договор возмездного оказания услуг».

С мнением высших судебных инстанций следует согласиться лишь отчасти. Оказание услуг всегда подразумевает только совершение определенных действий и не включает в себя достижение определенного результата. А для клиента интересен не сам процесс правовой работы, а его результат – составление и заключение договоров, составление и предъявление исков, написание претензий, выигрыш судебного спора. Кроме того, в главе 39 ГК РФ вообще ничего не говориться о юридических услугах. Это достаточно обще сформулированная глава Гражданского кодекса. В нашем законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.02. за № 63-ФЗ так же нет ответа на вопрос, какой договор заключается между адвокатом и клиентом. В статье 25 закона сказано только лишь, что «Адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор…» И все, больше никаких разъяснений, а какой все же договор заключает адвокат.

Полагаю, что договор между организацией и адвокатом на правовое обслуживание содержит в себе, согласно ст. 421 ГК РФ «Свобода договора», элементы различных договоров: возмездного оказания услуг, поручения агентирования, подряда. Его нельзя отнести только к одному из перечисленных договоров.

Соответственно договор на правовое обслуживание организации и правоотношения адвоката с организацией будут регламентированы главами 37, 39, 49, 52 ГК РФ и ст. 25 Федерального закона № 63-ФЗ от 31.05.02. Так Санкт-Петербургский городской суд в своем определении от 02.08.12. № 33-10069/2012 сделал вывод, что «Исходя из норм действующего гражданского законодательства, в том числе и правовых норм, регулирующих правоотношения непосредственно в сфере адвокатуры и адвокатской деятельности, такое соглашение включает в себя договор поручения, но им не исчерпывается, включая в себя в том числе элементы договора возмездного оказания услуг.»

Но это все общие нормы, которые применяются как к соглашениям с гражданином, так и с юридическим лицом. А есть ли нормативные акты, регламентирующие отношения по правовому сопровождению именно организаций, учитывающие специфику деятельности по ведению дел юридического лица адвокатом?

К сожалению, таких норм в настоящее время нет.

В определенной степени можно руководствоваться «Общим положением о юридическом отделе (бюро), главном (старшем) юрисконсульте, юрисконсульте министерства, ведомства, исполнительного комитета Совета депутатов трудящихся, предприятия, организации, учреждения» утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 22 июня 1972 года № 467 в редакции постановлений Совмина СССР от 4 декабря 1980 года N 1124, от 1 декабря 1987 года N 1367, с изменениями, внесенными постановлением Совмина СССР от 21 декабря 1990 года N 1332, решением Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2000 года N ГКПИ 2000-1409). Положение применяется и в настоящее время (Решение Верховного Суда РФ от 27 декабря 2000 г. N ГКПИ00-1409), на него ссылаются в судебных спорах: Кассационное определение СК Пензенского областного суда от 7 июня 2011 г. N 33-1544, Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа
от 30 августа 2005 г. N А78-7470/2004-С1-4/185-Ф02-3742/05-С2, Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 мая 2001 г. N На-5-5. Общим положением подробно регламентированы основные моменты в деятельности юриста предприятия, стоящие перед ним задачи.   Общее положение успешно может служить ориентиром для адвоката, в составлении договора с предприятием, определения адвокатом своих обязанностей перед клиентом.        

Порядок заключения договора между адвокатом и организацией.

Заключение договора адвокатом с организацией сложнее порядка заключения договоров с гражданами, когда адвокат имеет дело непосредственно с самим доверителем или лицами, заключающими договор в интересах конкретного лица. С коммерческими организациями все не так просто. Адвокат должен еще до заключения договора четко понять, кто будет подписывать с ним договор от лица юридического лица. Каковы полномочия представителя организации. Поэтому необходимо предварительно ознакомиться с уставными документами, т.к. участники ООО, акционеры ЗАО, АО не всегда представляют, кто вправе заключать такие сделки с адвокатом. Как правило, в подавляющем большинстве случаев, согласно положений ст. 40 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ
«Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 69 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» подобные сделки относятся к компетенции единоличного исполнительного органа. Но бывают случаи, когда Устав содержит указание на полномочие  на заключение подобных соглашений только правления или с согласия общего собрания. Например, в акционерных обществах много директоров по разным вопросам и только генеральный директор и один из его заместителей — директор по какому-либо вопросу, зачастую вправе подписывать договор с адвокатом. Во избежание различного рода недоразумений, адвокат должен внимательно изучить полномочия подписывающего с ним договор представителя организации. Особенно это важно при наличии внутри корпоративного конфликта, когда происходит постоянная смена лиц на должности единоличного исполнительного органа.

Содержание договора между адвокатом и организацией, права и обязанности сторон.

В своей практике я не сторонник использования громоздких и многостраничных договоров на правовое обслуживание организаций. Полагаю, что наиболее оптимальным служит общий бланк договора, который рекомендует Адвокатская Палата Ярославской области. В этом договоре все четко, ясно и понятно. Если есть необходимость установления дополнительных условий, то в бланке данного договора достаточно места, для вписывания или впечатывания таких условий. Клиенты также очень положительно реагируют на предложение заключить договор по форме, предложенный Адвокатской Палатой, т.е. они воспринимают форму договора как исходящую от официально признанной государством организации. Юристы предприятий, как правило даже не стараются делать замечания, вносить поправки в эту форму. Таким образом, применение вышеуказанного договора существенно будет упрощать отношения с предприятием. Если же адвокат желает все же заключить свой договор, то в правовых база можно найти большое количество образцов, но надо только помнить о следующем. Согласно ст. 432 ГК РФ «Основные положения о заключении договора»  — необходимо достижение между сторонами соглашения по всем существенным условиям договора.

     Такие условия, без которых договор на правовое обслуживание организации не будет считаться заключенным, перечислены в ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.02. за № 63-ФЗ:

 1) указание на адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения в качестве поверенного (поверенных), а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате;

2) предмет поручения;

3) условия и размер выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь либо указание на то, что юридическая помощь оказывается доверителю бесплатно в соответствии с Федеральным законом «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации»;

4) порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения, за исключением случаев, когда юридическая помощь оказывается доверителю бесплатно в соответствии с Федеральным законом «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации»;

5) размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения.

Таким образом, существенных условий, обязательных к указанию в договоре, не много и указать их в договоре не составляет труда.

Самое главное, что нужно указать в договоре, это четко и ясно описать ту работу, которую адвокат будет осуществлять в рамках правового обслуживания предприятия. Всегда все разночтения и повод для недобросовестных клиентов уйти от оплаты услуг адвоката при сопровождении бизнеса сводятся к одному: адвокат считает, что он сделал работу, предусмотренную договором, а недобросовестный клиент заявляет, что адвокат не выполнил обязательства и поэтому гонорар ему не выплачен. Например, в договоре на правовое обслуживание указано, что адвокат «осуществляет юридическое обслуживание предприятия по всем вопросам хозяйственной деятельности». Но когда возникает необходимость обращения предприятию с иском в арбитражный суд, возникает спор. Адвокат заявляет, что иск это отдельная работа, регламентированная процессуальным, а не материальным правом и за нее необходимо отдельно заплатить. Директор организации заявляет, что «хозяйственная деятельность» предусматривает взыскание дебиторской задолженности и обвиняет адвоката в неисполнении договора на правовое обслуживание и отказывается оплатить вообще всю работу по этому договору. Таких ситуаций может быть великое множество и не всегда даже судебное разбирательство поможет адвокату в защите своих интересов. Поэтому никогда не нужно скупо описывать предмет поручения, а как можно шире его описать. Либо как вариант, указать в предмете «осуществление юридического обслуживания предприятия по всем вопросам хозяйственной деятельности» и сразу указать «за исключением» … Т.е. методом исключения. Например, указать, что  «не входит представление интересов организации в судах, правоохранительных и налоговых органах, которое осуществляется по отдельному соглашению и отдельно оговариваемому гонорару».

Соответственно необходимо ежемесячно, ежеквартально (но не позднее) составлять и подписывать документ подтверждающий факт выполнения работ, оказания услуг между сторонами договора на правовое обслуживание организации. Отсутствие такого документа рано или поздно может привести к отказу клиента от оплаты услуг адвоката. Особенно это рискованно, когда адвокат осуществляет консультирование организации по тем или иным вопросам хозяйственной жизни, когда отсутствуют составленные им документы или невозможно доказать их авторство, когда адвокат не представлял клиента в судебных инстанциях. Мне могут возразить, что наличие этого документа не обязательно и не предусмотрено Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.02. за № 63-ФЗ. Так, Санкт-Петербургский городской суд в своем определении от 02.08.12. № 33-10069/2012 сделал вывод, что «условия договора …. не возлагают на адвокатов обязанность перед ООО по сдаче результатов работ по актам о приемке-сдаче».  Однако, в ст. 783 ГК РФ «Правовое регулирование договора возмездного оказания услуг» дается отсылка к нормам главы о подряде ст.ст. 702-729 ГК РФ, а в п. 2 ст. 720 ГК РФ «Приемка заказчиком работы, выполненной подрядчиком» говориться об «акте или.. ином документе, удостоверяющем приемку» работы. Статьей 975 ГК РФ «Обязанности поверенного» закреплена обязанность «сообщать доверителю…. все сведения о ходе исполнения поручения» а по окончанию правоотношений «предоставить отчет». Полагаю, что наиболее оптимальным документом, из всех вышеперечисленных, все же служит акт выполненных работ, который хорошо знаком, привычен как всем бухгалтерам, так и налоговым органам. Он подписывается сторонами договора и его подписание уже само по себе служит доказательством принятия работ, услуг. Если работа адвоката связана с составлением большого количества документов, дачи письменных заключений, участия в судах, то в акте достаточно указать, что «услуги оказаны в полном объеме по договора правового обслуживания от …. за № ….». Если таких документов не имеется, а присутствует большой объем устных консультаций, придется заполнять акт более подробно и развернуто, иначе могут быть сложности как с последующей оплатой или с налоговыми органами.

Таким образом, фиксация выполненных работ, оказанных услуг, их объем предусмотрена законодательством и необходима самому адвокату. Кроме того, арбитражные суды, как правило, весьма «прохладно» относятся к тому факту, что между сторонами есть заключенный договор, но нет документов, подтверждающих выполнение работы, оказание услуг. Так, ФАС Поволжского округа еще в 2006 году (Постановление № А12-1784/2005-С7 от 20.04.2006.) указал при рассмотрении дела по иску адвокатского бюро к своему клиенту, что «услуги, предусмотренные договором на юридическое обслуживание …..после фактического оказания таковых, подлежали фиксации, путем оформления актов выполненных работ». Тринадцатый ААС своим Постановлением от 10.10.2012. № 13АП-12397/12  взыскал с адвокатского кабинета 470 000 рублей по причине «непредставления доказательств фактического оказания услуг».

Одновременно возникает вопрос, а как адвокат может защитить свои права, когда доверитель необоснованно отказывается от своих обязательств по оплате оказанных услуг и может даже не подписывать акты выполненных работ. В такой ситуации каждый адвокат должен сам решать, будет он судиться со своим клиентом или прекратит договорные отношения с таким недобросовестным заказчиком и предупредит своих коллег о таком поведении бывшего клиента. Есть свои за и против в каждом варианте поведения. Закон естественно позволяет предъявлять иски адвокатами о взыскании задолженности по договору, со ссылкой на ст. 779 ГК РФ «Договор возмездного оказания услуг», согласно которой доверитель «обязуется оплатить … услуги». При этом адвокату необходимо хорошо подготовиться к доказательству объема и качественности оказанных услуг, доказыванию самого факта оказания услуг, о чем мы указывали выше.

В таких делах есть еще момент, в какой суд: общей юрисдикции или в арбитражный подавать иск. Рассмотрим на примере судебной практики, в том числе на примере дел по искам предприятий к адвокатам:

Когда рассматривается арбитражными судами. Так, ФАС Поволжского округа  (Постановление № А12-1784/2005-С7 от 20.04.2006.) рассматривал дело по иску адвокатского бюро к ОАО и счел возможным рассматривать его как подведомственное арбитражному суду. Постановлением 9ААС № 09АП-5603/2011 оставлено в силе решение АС г. Москвы об удовлетворении иска ОАО к коллегии адвокатов г. Москвы о взыскании неосновательного обогащения.

Когда арбитражные суды не считают спор подведомственным. Десятый ААС своим Постановлением № 10АП-6018/12 от 15.08.12. прекратил производство по иску адвоката к организации по причине не подведомственности арбитражным судам, т.к. адвокатская деятельность не является предпринимательской, спор не является экономическим и не связан с предпринимательской деятельностью адвоката. Подобное решение вынесено ФАС МО от 21.12.09. № КГ-А41/11718-09 признавшего неподведомственным арбитражному суду спор по иску юридического лица к адвокату.

Таким образом, следует сделать следующий вывод. Если спор идет между юридическими лицами: коллегией адвокатов и организацией,- то спор рассматривается в арбитражном суде. Если же спор между адвокатом, даже членом коллегии адвокатов и организацией, то спор подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции. Так в кассационном определении судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 10.10.10. по делу № 33-4285/2010 сделан вывод, что «Поскольку истец указал ответчиком физическое лицо-адвоката …, а не юридическое лицо-Коллегию адвокатов…суд первой инстанции должен был рассмотреть гражданское дело по существу в отношении этого ответчика».

Оплата услуг адвоката по договору правового обслуживания организации и «гонорар успеха».

 Как уже указывалось ранее, условия и размер выплаты доверителем вознаграждения адвокату является обязательным условием договора между адвокатом и организацией. Закон предусматривает, что «вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением» (ст. 25 ФЗ от 31.05.02. за № 63-ФЗ). Тут все достаточно понятно и просто.

Интересен вопрос о возможности включения в договор на правовое обслуживание организации условия о сумме вознаграждения  за участие в судебных процессах в зависимости от факта принятия положительного для доверителя решения – гонорар успеха (семь процентов от цены удовлетворенного судом иска и пр).

 До последнего времени этот вопрос, казалось, был решен однозначно. Так Постановлением Конституционного Суда РФ от 23.01.07. № 1-П указано на невозможность   удовлетворения «требований исполнителя в выплате вознаграждения по договору возмездного оказания услуг, если данное требование обосновывается условием, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда, которое будет принято в будущем». Президиум ВАС РФ в своем информационном письме № 48 от 29.09.99. указал, что «не подлежит удовлетворение требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящем размер оплаты услуг в зависимость о решения суда…».

Но Определением ВАС РФ от 24.06.13. № ВАС-12252/11 было отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора определения АС г. Москвы от 20.09.12. по делу № А40-35715/10-141-305   и постановления ФАС МО от 22.04.13. по этому же делу. В данном производстве истец обратился с заявлением в АС г. Москвы о взыскании с ответчика судебных расходов в виде расходов на оплату услуг представителей истца и иных расходов в сумме 208 587,17 долларов США и 31 642 039 рублей. Суд первой инстанции удовлетворил заявление частично и взыскал 121 264,09 долларов США и 28 802 657,8 рублей. Причем, обращаю внимание, вознаграждение представителей истца – адвокатов, согласно заключенным соглашениям состояло из двух составных частей и включало фиксированное вознаграждение за представление клиента в суде и окончательное вознаграждение, определенное как процент от взысканных и уплаченных в пользу истца сумм. Тем самым, Арбитражный суд г. Москвы казалось бы узаконил «гонорар успеха». Девятый ААС своим постановлением от 19.12.12. отменил определение суда первой инстанции в части взыскания 46 264,09 долларов США и 28 802 657,8 рублей и в частности по причине того, нельзя ставить оплату услуг в зависимости о решения суда. Впоследствии ФАС МО своим постановлением от 22.04.13. оставил в силе определение суда первой инстанции и отменил Постановление 9ААС.

Казалось бы, «гонорар успеха» узаконен, о чем тут же заявили многие издания.

 Однако, с этим нельзя согласиться. Суды: г. Москвы, ФАС МО, ВАС РФ, — в своих актах не признавали право на «гонорар успеха» и не ссылались на этот термин, а опирались на информационное письмо ВАС РФ от 5.12.07. № 121, в котором указывалось, что «независимо от способа определения размера вознаграждения (почасовая оплата, заранее определенная твердая сумма гонорара, абонентская плата, процент от цены иска) и условий его выплаты (например только в случае положительного решения в пользу доверителя) суд, взыскивает фактически понесенные расходы, оценивает их разумные пределы».

Таким образом, указывать в договоре с доверителем «гонорар успеха» или не указывать, должен решить сам адвокат, исходя из сложившейся практики возмещения судебных расходов в каждом регионе. Тем более, что Кодекс профессиональной этики адвоката косвенно допускает «гонорар успеха», предусмотрев возможность, что «выплата вознаграждения ставиться в зависимость от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера» (ст. 16 Кодекса).

  Арбитражные суды не будут сразу и однозначно принимать «гонорар успеха» или наоборот отвергать это условие. Суд соотнесет такое условие со своим представлением о «разумности» расходов согласно ст. 110 АПК РФ.

По моему мнению, в настоящее время лучше предусмотреть в договоре твердую сумму за проведение дела и при положительном решении заключить дополнительное соглашение об увеличении суммы гонорара. Тем более, что Определением ВАС РФ от 09.08.13. № ВАС-10370/13 отказано в передаче в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора дела № А40-97582/11-127-887 АС г. Москвы, определением которого отказано во взыскании, как прямо указано в судебном акте, — «гонорара успеха».

Оперативно-розыскная деятельность, следственные действия правоохранительных органов в отношении организации  и адвоката, осуществляющего правовое обслуживание этой организации.

Сама по себе это очень непростая и серьезная тема требует отдельного рассмотрения, поэтому ограничимся короткими и общими замечаниями.

 Согласно ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ
«Об оперативно-розыскной деятельности» сотрудники правоохранительных органов вправе проводить целый ряд оперативно розыскных мероприятий, в том числе проводить опросы, исследовать документы, обследовать помещения, прослушивать телефонные переговоры, а в соответствии со ст. 15 того же закона осуществлять изъятие документов и предметов. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ дает еще больше возможностей правоохранительным органам по изъятию документов, контролю телефонных и прочих разговоров и сообщений, допросов и пр. Но нас интересует только один аспект, когда правоохранительные органы пытаются привлечь в качестве объекта своей деятельности адвоката, осуществляющего правовое обслуживание организации. Неоднократно меня пытались опросить, допросить, затребовать у меня какие либо документы обслуживаемой организации. В таких случаях у меня был всегда один ответ. По ст. 56 УПК РФ не подлежит допросу в качестве свидетеля адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи и по ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.02. за № 63-ФЗ  адвокатская тайна — любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. На этом все вопросы всегда прекращались.

Надо понимать, что все консультации, адвокатское досье — это адвокатская тайна и они не могут быть раскрыты правоохранительным органам, но большое количество документов, которые подготовил адвокат, и используемых в работе предприятия, могут быть изъяты. А вот давать пояснения по их поводу адвокат не вправе. Адвокат вообще не вправе давать никаких пояснении о своем доверителе. Соответственно адвокату не нужно хранить у себя никаких оригинальных, подлинных документов предприятия, материалов, предметов. Все только в копиях. Если по каким то причинам у адвоката имеются такие документы, предметы и начались следственные действия, ОРД, то желательно все их передать своему доверителю, который будет распоряжаться по своему усмотрению, но адвокат не будет за них отвечать. Т.к. в противном случае правоохранительные органы вправе будут их изъять по постановлению суда согласно п. 3 ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.02. за № 63-ФЗ. Адвокат не должен ничего свидетельствовать о своем доверителе, но и не должен выступать для доверителя неким «средством» для утаивания документов, предметов.

Взыскание убытков организациями с адвоката.

В настоящее время я практически не сталкивался со случаями предъявления организациями требований к адвокатом о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим выполнением адвокатом своих обязанностей из договора правового обслуживания организации. Но такая ситуация, думаю, в ближайшее время будет меняться, т.к. адвокаты ведут дела очень крупных компаний, где стоимость ошибки очень велика. Велик риск при смене топ-менеджеров или собственников компаний попыток привлечь адвоката к возмещению убытков, которые никак не связаны с его деятельностью или вообще отсутствуют, но подобное дело будет только как повод последующих разбирательств с бывшей «командой» управленцев, собственников которая привлекала адвоката.

Что делать адвокату при возможности такого развития событий.

Совет один, тщательно подбирать клиентов, чистоплотно и добросовестно вести свои дела. А в случае обострения ситуации, которая может привести к вовлечению адвоката непосредственно во внутрикорпоративный конфликт, прекратить ведение дел с этой компанией. Т.к. адвокат практически всегда в более проигрышной ситуации по сравнению с большими компаниями.

 Если же иск будет предъявлен, то собрать всю имеющуюся информацию о проделанной работе, копии составленных документов, досье и в суде защищаться. Если адвокат работал добросовестно, велики шансы на успех, т.к. суды всегда очень четко видят, добросовестная перед ними сторона или нет.

Мне могут указать на ст. 45  Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.02. за № 63-ФЗ, предусматривающую возможность добровольного страхования риска своей профессиональной ответственности до вступления в силу соответствующего закона. Но так как страхование риска такой ответственности очень и очень специфично, практически не разработано и отсутствует какая-либо четкая нормативная база, то подобное страхование по моему мнению не может быть реальной защитой.

 

© Моторин Дмитрий Владимирович, 2009—2020